Гостей на свадьбе много. Гости на свадьбе разные… Одни пришли, поздравили и ушли. Оставив подарки, конечно… Другие ни за что не тронутся восвояси, пока не будет выпито всё, а когда наконец допьётся последнее (никто уж давно не вспоминает, что водка как будто была поначалу горькой…), они великодушно направляются в магазин, и – откуда только силы берутся! – приволакивают ещё немного напитков. Обычна в этом случае помощь магазинского грузчика, гонорар которому наливается до краёв и сопровождается плотной закуской. Что ж, русское веселие – питие есть… Старая истина, верная. Её подтверждению и посвящён второй день каждой свадьбы.
    Традиций проведения второго дня – хоть отбавляй. Но осмысленности, рациональности и умственного здоровья в них искать не следует: их туда не закладывали… Начинается всё с утреннего прихода (приползания) самых заводных из вчерашних гостей. Трепетных и смурных, их слегка обирают, а для маскировки вчерашних излишеств немного умывают и гримируют. Тем временем поспевают целебные утренние блюда. Это борьба с простудой заключается в пиве … К похмелью отношение пиететное,  способов масса, применяются все. И вот здоровье восстановлено, настроение геройское, теперь-то можно и гульнуть! Жениха с невестой, как правило, визуально уже не опознают, поэтому для конкретики символизма наряжают невестой (чаще всего – беременной, это считается смешным) дядьку покрепче. С усами. В женихи подбирают бабёнку поразбитнее. Недостающие части тела формируют из моркови и луковиц. Остальная публика без труда и усилий преображается то в цыганский табор, то в персонажей ещё нерассказанных сказок, то в стадо (зимой этому способствуют вывернутые наизнанку дублёнки, летом – избыточно налитая водка, а появление рогов происходит общепризнанным путём…) Внимание народа обращается к тёще – молодых славили вчера, хватит с них. Тёща, по возможности, в компании с тестем или свекром, или весь комплект родителей, усаживается в малокомфортную тачку, оная тачка влечётся к берегу водоёма, подойдёт и овражек какой завалящий, с намерением сбросить седоков (за ненадобностью) к чёртовой матери в тартарары… Новоявленный зять (можно – натуральный, лучше – ряженный) умоляет тягловую силу не гнать как оглашенные, а передвигаться с достоинством, не спеша, с остановками для поения уставших коней коньяком. Впрочем, водка тоже в ходу… Старается убедить в том, что тёща – она ничего, ещё пригодится, да и тесть – мужик ого-го какой, что вообще родители замечательные люди! Кони с речами соглашаются всё охотней и охотней, да вот беда – ноги им отказывают, и если случится по пути ямка погрязнее или бочажок с лягушатами – исход предрешён…Далее проследить сюжетную линию второго дня свадьбы невозможно. Да, откровенно говоря, не очень-то и хочется.
      Но главный ужас в том, что кто-то кое-где у нас порой празднует ещё и день третий! Однако выживших участников таких празднеств встретить пока никому не удалось, и оттого достоверно засвидетельствовать происходящее невозможно.